Как полюбить одиночество?

            Осознание наличия у себя души и забота о духовности гораздо сильнее и мощнее, чем копания в особенностях функционирования человеческой психики и проблем, запрятанных в подсознании. Мы живем в такое интересное время, когда бесконечные психологи и психотерапевты предлагают решить все жизненные трудности с помощью извлечения их из подсознания на сознательный уровень. Почти все современные методики сводятся в конечном итоге к этому.

            Если упростить донельзя то, о чем я сказала выше, то все нынешние «врачеватели душ» работают с мозгом. Но давайте откровенно, мозг – это всего лишь сгусток ткани. Если сварить мозг теленка, то получится нежная светлая мясная субстанция, которая будет вкусна в панировке. Сейчас все потихоньку забывают тысячелетний опыт человечества, который неоднократно доказывал, что дух и душа гораздо выше нашего разума, то есть сознания.

            В одной из книг, естественно на философскую тематику, были сказаны слова, которые заставили меня задуматься. Там говорилось, что в двадцать первом веке перед человечеством проблема острой жажды духовности  встанет как никогда остро. Мы можем получить общение в отличие от наших предков, не выходя из дому, можем иметь его в огромном количестве, можем уставать от него, но все равно остаемся пустыми сосудами без живительной влаги. Внутри себя многие из нас, я это точно знаю, периодически чувствуют большую черную дыру, которая называется пустотой. Душевная пустота пугает, и мы стремимся заполнить её, закрыть на неё глаза. Мы окунаемся в заботу о близких, в социальную жизнь, наполняем жизнь ненужной суетой, но как только оказываемся одни надолго, она возвращается. Самое главное, что мы искренне не понимаем, что не так, в чем дело, и продолжаем погоню за тем самым «особым» общением, которое должно нас избавить от чувства пустоты в душе.

            Когда пустота начинает побеждать, мы бежим к врачам, которые называют проблему депрессией и начинают лечить её таблетками и техниками, призванными выудить что-то там из подсознания. На какое-то время становиться легче, но она возвращается, иногда через несколько лет. И мы становимся зависимыми от психологов, ведь от страха мы привыкли бежать сломя голову.

            Ученые назвали двадцать первый век веком Прозака, то есть веком антидепрессантов. Что же случилось, неужели мы так в корне изменились по сравнению с нашими предками начала двадцатого века, когда ипохондрия была распространена только в кругах пресытившихся богатством и вседозволенностью высших слоях общества? И то, они умели с ней бороться правильными методами.

            Тогда люди заботились и думали о своей душе так, как мы сейчас думаем о развитии своих умственных способностей с целью заработать на своих способностях побольше денег. Люди не боялись трудностей, они их только закаляли, люди умели терпеть и стоически переносить все тяготы жизни. Потому что с детства они слышали о Боге, душе и десяти заповедях. Малодушие было для наших предков не пустым словом, это было очень унизительным, если кто-то оказывался малодушным человеком. А что сейчас? Мало души, зато много ума. Это доблесть, к ней стремятся толпы жаждущих. Сейчас все хотят быть, как чекисты времен Октябрьской революции. Как из высказывания Феликса Дзержинского, который сказал, что у настоящего чекиста должно быть холодное сердце…. Но они были бездушными убийцами, им не было знакомо чувство сострадания.

            Холодное сердце и замкнутость на себе есть признак гордыни, греха, ведущего к смерти души. Мы замкнуты на себе, нас не научили жить по-другому. Нас готовили к тяжелой жизни в социуме со всеми вытекающими из неё последствиями. Нас научили правилам функционирования в каменных джунглях, нас научили хитрить и врать. Но нас не научили заботиться о собственной душе. Многие и многие даже не верят в то, что мы – существа одухотворенные.

            Я думаю, что именно поэтому мы сейчас как никогда одиноки. Наше духовное, которое похоронено под пластами и залежами общественного, рвется периодически наружу, слезно напоминает о себе. Но мы не понимаем, почему нам так плохо, что за камень лежит на душе, почему нам хочется бежать от семьи и близких, где нас никто не понимает. А как можно понять и пожалеть, если рядом такие же духовные инвалиды? Они тоже ищут тепла и понимания, но не могут его дать другим, так как они – такие же пересохшие колодцы.

                Приручи чувство пустоты в душе

            Одиночество заканчивается тогда, когда человек начинает нелегкий путь к собственной душе. Парадокс состоит в том, что путь к душе – это тоже путь в одиночестве. Я знаю лично истории людей, которые вставали на это путь ради того, чтобы, наконец, избавиться от этой пустоты в сердце. Но в один прекрасный момент они пугались, так как понимали, что физически останутся одни. От них отворачивались друзья, их не понимали близкие, и они сдавались. Страх физического одиночества оказался сильнее.

            Глобально мы никому, кроме себя, не нужны, даже родственникам и близким, не побоюсь этого слова. Родители порой с трудом принимают нас в тот момент, когда мы совершаем поступок, не соответствующий родительским надеждам. Если это не так, то почему огромное количество людей продолжает жить в безнадежных браках или ходить на унылую работу? Страх осуждения и отлучения от семьи. А что касается любви, то сейчас повсеместно можно услышать выражение: Не ты, так другая. Я слышала такое от мужчин, которые прожили в браках по 18-20 лет. Они пребывали в искренней уверенности, что после развода без проблем и нагуляются всласть, и личную жизнь снова устроят. Поэтому о привязанности в большинстве нынешних любовных союзов вообще говорить смешно. Я перестала бояться физического одиночества, так как всем своим существом поняла, что экзистенциально мы все одиноки: и в момент рождения, и в тяжелые моменты жизни, и перед лицом смерти. Кроме нас самих у нас по сути никого и нет. Это ощущение освободило меня в какой-то степени, сделало мою жизнь более наполненной, научило ценить то, что делаю сама. Я стала понимать, что внутри меня есть нечто, что поможет мне выстоять в любых ситуациях. 

            Проблема в том, что при прохождении точки невозврата становится невозможным возвращение к прежней жизни, где были закрыты глаза на происходящее вокруг. Глаза открылись и врать себе становится очень трудно. Попытка обмануть себя оборачивается тяжелым похмельем и глубоким разочарованием в себе. Одиночество не уходит, оно становится другим. Многие одиночеством называют отсутствие личной жизни, семьи, детей, положительных эмоций. Осознанный человек одиночество переживает более глубоко, более интенсивно. Происходит самое интересное: от осознания того, что спасения в людях найти не получится, начинаешь опираться на себя. Ты сам - человек, который всегда будет рядом и не предаст.

Комментарии

Гость
Ваше имя:
Добавить от имени гостя (войти?)    CTRL + Enter